nibeljmies (nibeljmies) wrote,
nibeljmies
nibeljmies

Category:

Сын красного финна

.

Напомнило постами ув. d_clarence Сын красного мадьяра. и Сын красного мадьяра.



Из последней экранизации "Неизвестного солдата" Вяйнё Линны.


Коскела с первым полувзводом почти все время боя бездействовал. Вступать в единоборство с пулеметами противника на такой дистанции было бессмысленно. Коскела понимал, что не стоило подставлять под огонь такую легкодоступную мишень, как пулемет, не подобравшись к дзоту поближе. Некоторые из его солдат радовались этому, другим было стыдно сидеть сложа руки в то время, когда пехота с таким ожесточением билась впереди. Ведь это был их первый настоящий бой, душа у солдат еще не заскорузла. Увидев, что пехотная цепь залегла перед дзотами, Коскела решил, что час настал.

Им впервые пришлось испытать, в каком незавидном положении находятся пулеметчики. «Хорошо вам: все сзади да сзади!» — говорили им иногда стрелки. Но за эту привилегию приходилось дорого платить, таская на себе тяжелое пулеметное снаряжение. С ним трудно было находить укрытие. Пулеметчики попробовали было тянуть вверх станины и стволы отдельно, но и это оказалось мучительно. Коскела отрядил пулемет Лахтинена под командой Хиетанена против одного дзота, а сам с пулеметом Лехто выступил против другого.

В конце концов, попотев, они добрались до цепи стрелков.

— На позицию!

Они решили поставить пулемет в небольшую ложбину за поваленной снарядом березой. Кряхтенье, крики, ругань. Ванхала затащил тяжелую станину в ложбинку. Кауконен поставил ствол. Коскела и Карилуото договорились, что пулемет возьмет под обстрел амбразуры дзота, а Карилуото попытается под прикрытием его огня добраться до окопа.

— Огонь по амбразурам дзота! — скомандовал Коскела, и Кауконен начал стрельбу. Карилуото вскочил и, пригнувшись, крикнул:

— Мои солдаты, вперед!

В поваленный ствол березы с ним рядом защелкали пули, и он был вынужден снова залечь на землю. Вамхала, улыбаясь, сказал:

— Противник решил нас прикончить. Не понимает шуток.

— Твое дело смотреть за лентой! — хмуро бросил ему Лехто, и Ванхала обиженно замолчал.

— Так продолжать, Кауконен. Отлично.

Поощренный похвалой, Кауконен поднял было голову чуть повыше, чтобы лучше видеть, но тотчас спрятался обратно. Карилуото пополз вперед. Несколько человек последовали за ним, но скоро отказались от своего намерения: одной и той же очередью стрелок с ручным пулеметом был убит, а его напарник ранен. Он страшно хрипел простреленным горлом, и у тех, кто находился рядом, пропала всякая охота наступать, когда они услышали эти жуткие звуки. Для первого раза это уже было слишком, порция ужаса оказалась чрезмерной.

— Не имеет смысла, нас всех убьют, — сказал кто-то. — А куда попрятались господа?

— Прекратить разговоры! Вперед! — Голос Карилуото, казалось, сейчас сорвется от злобы и с трудом сдерживаемых слез. Он знал, что вопрос адресован не ему, он-то все время был впереди своих солдат, но все же чувствовал себя задетым. Коскела подполз к нему и сказал:

— Оставь. Только зря полезешь под пули. Так ты их не поднимешь, только погибнешь зазря.

— Ну а что же мне делать? Деваться некуда… Я должен попытаться продвинуться вперед, пойдут они за мной или нет. Уж я-то не имею права отсиживаться в укрытии.

— Я вот что придумал. Пусть один человек поползет вперед со связкой гранат. Это удастся, если другие прикроют его огнем. Движение одного человека может остаться незамеченным. А так, если ты и поднимешь весь взвод в атаку, это будет стоить нам море крови.

— Я попробую сам.

— Нет, лучше я.

— Это мое дело.Ведь приказ отдан мне, а не тебе. Пулеметчику тут впереди нечего делать.

Лицо Карилуото помрачнело. Предложение Коскелы показалось ему оскорбительным и лишний раз напомнило о его собственной неудаче.

Коскела же был несколько раздосадован этим проявлением чрезмерного честолюбия, тем более что сам не придавал никакого значения подобным вещам. Однако он спокойно возразил:

— Так не пойдет. Кто-то должен будет поднять людей в атаку, когда придет время, и это твоя задача. Иначе все теряет смысл.

Карилуото был вынужден признать, что Коскела прав, и приказал доставить ему связки гранат. Их передавали справа по цепи. Коскела стал опутывать проволокой две четырехкилограммовые связки.

— Восемь килограммов. Как это тебе удастся?

Ответа не последовало. Коскела лишь скривил рот, возясь с проволокой. Наконец все было готово.

— Лехто! Пока я буду ползти вперед, строчи не переставая. И солдаты Карилуото пусть стреляют. Только смотрите, не подстрелите меня.

Коскела внимательно осматривал местность. Солдаты глазели на него: Вилле Молчун готовится к вылазке.

Карилуото вновь заколебался. Он вдруг подумал, что Коскела будет убит, не достигнув цели, или что связка гранат не даст ожидаемого результата и это также приведет к гибели Коскелы, и испугался. Тогда по его вине погибнет еще один человек. У него опять защемило сердце при мысли, что он виноват в смерти Каарны.

— А если от гранат не будет толку? — с сомнением спросил Карилуото. — Все-таки лучше попытаться без них.

Коскела даже не взглянул на него. Он пристально рассматривал местность и сказал как бы невзначай, не давая отвлечь себя от дела:

— Там лишь бревна в один накат и земля. Восьми килограммов должно хватить. Во всяком случае, ты выиграешь время.

И Коскела двинулся вперед, таща рядом с собой связку гранат.

— Осторожно, не попадите в Коскелу! Огонь! — скомандовал Карилуото.

Он твердо решил пойти в атаку, если придется, то и один, независимо от того, удастся Коскеле его предприятие или нет.Солдаты стреляли что есть мочи. Трещал и тарахтел пулемет, так что в кожухе закипала вода. Кауконен поднял голову повыше, чтобы лучше вести прицельный огонь, и в то же мгновение тяжело вздохнул: «А-а… ах» и упал лицом на затыльник пулемета.

— Кауконен?! — крикнул Ванхала, отчасти чтобы выяснить, что случилось, а отчасти для того, чтобы привлечь к нему внимание других. Лехто побледнел, но все же решительно вцепился в мертвое тело Кауконена, оттолкнул его в сторону и, впившись в рукоятки, продолжал стрельбу. Он увидел, как из неприятельского окопа высунулась до пояса фигура человека и в Коскелу полетела граната. В то же мгновение он послал туда очередь и понял, что попал.

— Коскела, берегись! — закричал он и тут же с мрачной радостью добавил: — Я попал, черт побери.

Граната взорвалась в нескольких метрах от Коскелы. С него слетела фуражка, ударная волна взметнула дыбом волосы. Он обернулся назад и крикнул:

— Стреляйте, черт вас возьми! Я попробую подобраться ближе!

Ему удалось продвинуться от одного укрытия к другому. Помогала высокая трава и то, что завал был слишком близко от неприятельского окопа. Метрах в десяти от дзота был камень, к нему-то и направлялся Коскела, Солдаты затаили дыхание, понимая, что, если ему удастся спрятаться за камень, значит, дело выгорит. Коскела добрался до камня, и они увидели, как он спокойно занял там положение поудобнее, затем дернул спусковой шнур, молниеносно поднялся, размахнулся и бросил связку. Все это произошло так быстро, что солдаты едва успели заметить этот момент. В то же мгновение, как Коскела встал, гранаты, казалось, уже летели, и, едва выпустив их из рук, он уже опять лежал за камнем, зажав руками уши.

Громкий крик вырвался из глоток двух десятков солдат, следивших за Коскелой, когда связка гранат упала прямо на крышу дзота и взорвалась там. В дыму было видно вставшее стоймя бревно.

— В атаку, ребята!

Карилуото бросился вперед, солдаты без колебаний последовали за ним.

— Они бегут. Вон там один упал, ребята…

— И еще один… стреляй! Они отступают. Не упускайте их.

Карилуото был уже в окопе и одну за другой бросил две гранаты в дзот. Уккола послал им вслед очередь из автомата. Теперь в окопе был уже весь взвод, и, упоенные успехом, солдаты продвигались вдоль него. Это было нетрудно, ибо подавленный противник оставил его без сопротивления.

Карилуото послал донесение Аутио и попросил его ввести в прорыв резервный взвод, с тем чтобы ударить во фланг по позициям противника, расположенным перед второй ротой. Своим взводом, под прикрытием одного пулемета и отделения стрелков, он атаковал позиции противника перед собственной ротой. Сопротивление противника было сломлено. Соседний взвод также был уже в окопе и накрыл своим огнем отступающих неприятельских солдат, искавших спасения в лесу.

Группа обеспечения, действовавшая в направлении второй роты, заметила, что противник оставил также и второй дзот, и заняла его. Присланный Аутио взвод егерей начал расширять прорыв.

Коскела сидел на земле и, тряся головой, вытряхивал землю из волос. Лехто стоял рядом с ним на коленях и восхищался:

— Черт подери! Слу-шай! Вот это была штука так штука!

— Что?

— Это была шту-ка!

— Я некоторое время не буду слышать. Я знаю это по опыту. Так уже было со мной под Леметти… Ну и здорово же получилось на этот раз! Идите, побудьте пока под командой Карилуото. Я должен немножко выждать, пока восстановится слух. Глухому плохо…



А "Здесь под северной звездой" ( https://fi.wikipedia.org/wiki/Täällä_Pohjantähden_alla_(vuoden_1968_elokuva) ) по следующей книжке Линны (там про более ранние события в основном, но написана позже) опять с ютуба удалили, а там показательный эпизод был, как отец прапорщика Коскелы в 1918-м пытался белогвардейскую пулемётную точку подорвать, но обломался. Подобрался, швырнул гранату, а пулемёт как стрелял так и стреляет. Вот так и сдули гражданку, профессионализму не хватило :) . И боеприпасу. Ну а тут сын учёл отцовские ошибки, захреначил целой связкой (тут не "связка гранат" в нашем смысле слова, а специфическая финляндская хреновина "kasapanos" (см. https://no.wikipedia.org/wiki/Kasapanos ), в книжке он их целых две 4-хкилограммовых связал заранее, подтащил и швырнул, но наверное актёр тут не сумел правдоподобно изобразить, поэтому в фильме одной обошлись). Так что даёшь заблаговременый всевобуч, а то будет как прошлый раз. Вот товарищ Ийво Ахава заранее подготовился, ну и потом наши карельские мужики на раз выносили белофинских оккупантов в 1918-м тоже, потому что заранее натренировались на фронтах империалистической, и у британских интервентов вооружением затарились вдобавок, а финляндские товарищи на чистой энтузиазьме решили прорваться, а хрен оно вырулило против профессионализма. Как-то так. Хотя конечно в принципе тех у кого "профессия - Родину защищать" надо конечно к полезному делу переучивать или ликвидировать когда сопротивляются с оружием в руках (ну и частично заранее чисто на всякий случай, чтоб чего не вышло), но и этот процесс тоже надо с умением осуществлять, а тут блин опять без профессионалов никуда. Такая вот диалектика. Правильно товарищ Троцкий их в военспецы определял, а расстрелять если что и потом можно.

Оригинал на dreamwidth: https://nibeljmies.dreamwidth.org/191340.html.
Комментариев: comment count unavailable
Tags: 1918, х* войне
Subscribe

  • ... nemet ar vleunienn diwanet diouzh gwad hor breur yaouank lazhet

    . Ну, во-первых в который раз повторюсь: это не наш метод, конечно же. Ну и тем более самоподрываться от косоруко*опости - это уж совсем…

  • Wo der Kriegsbrand lodert gibt's nur Tod und Leid

    . Нет, я не отношу себя к проигравшим 70 сколько-то тому лет назад. И извиняться ящетаю надо не столько за об чём там Шендерович или как его…

  • De nacht is near, de nacht is hoar...

    . С Международным днём акушерки всех причастных к этому необходимейшему делу. Древнейшая профессия, натурально :) . Вот что касается Дедов…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments